Журналистика

Метод журналистики

Слово метод происходит от такого же древнегреческого срока и в переводе означает путь исследования, способ познания. В широком смысле этого слова под методом понимают способ познания действительности и ее воссоздания в мышлении. Метод неотделим от предмета познания, является его аналогом. Это значит, что мы должны иметь первобытные представления и знания о предмете, прежде чем предложить определенные приемы его описания и исследования, которые и будут складывать метод. Таким образом, можно смело утверждать, что главные методологические приемы формируются под воздействием тех или других особенностей предмета, отбивают его ведущие признаки, служат для моделирования предмета в целом или отдельных его сторон.

Находясь в зависимости от предмета, метод все же не является константой, а являет собой быстрее динамическую структуру. Описание предмета в определенной методологической системе приводит к созданию концепции предмета, которая выглядит исчерпанной с точки зрения данной методологии. Эту особенность тонко подметил выдающийся философ XX век Ганс Георг Гада-мер, который в статье Что есть истина? писал об этом так: Methodos - это направляется путем, который уже протоптан чьими-то ногами. Методичность закладывает то, что я могу в любой момент стать на путь, которым кто-то когда-то iuioBLi эта возможность указывает на научность моих начинаний. Но соответственно, в результате самого положения вещей уменьшаются и претензии на истину. Если истину veritas устанавливает лишь справджуванисть - не взирая на ее форму, - то критерием познания уже является не его истинность, а его пидтверджуванисть Курсив автора. - и. М.

Но нагромождение новых знаний о предмете длится в науке бесконечно, что приводит к осознанию недостаточности, обветшалости предыдущей методологической системы. Оказывается, что для описания того же предмета нужна новая методология, которая отвечает новым знанием и представлением о предмете. И она появляется как следствие труда нового поколения научных работников.

Следовательно, мы установили, что метод журналистики должен определяться ее предметом. А предмет журналистики, как известно, - это самая социальная жизнь без любых исключений или ограничений, взятое во всей своей неисчерпаемости и разнообразии. Этот максимачьно широкий предмет определяет в конечном итоге и особенности метода журналистики.

Очевидно, важно подчеркнуть, что мы ведем речь именно о методе, а не методике, под которой понимают обобщение опыта, способов и приемов целесообразного осуществления любого задания. Вопросы методики журналистского труда рассматриваются специально в отдельном курсе, который называется Первоосновы журналистского творчества. Здесь же у нас идет речь о самом общем теоретическом понятии метода журналистики.

Как познавательная деятельность журналистика опирается на загаль-нофилософськи методологические принципы, среди которых важнейшими являются принципы объективности и интеллектуальной честности. Наивысшей общечеловеческой обязанностью журналиста является поиск истины и приведение к ней своих читателей. При этом следует понимать, что истина - это процесс все более глубокого постигания мира, движение от незнания к знанию, от неполного знания к более полному, движение, которое не может прекратиться, потому что мир неисчерпаем.

Поиск истины, однако, никогда не бывает прямолинейным процессом, а предусматривает наличие плюралистичных подходов, преодоления многочисленных противоречий, решения парадоксов и т.п. Истина побеждает на рынке идей. Вследствие этого важным принципом философского познания является диалогичнисть, состояние постоянного спора, обсуждения важных проблем. Диалог в журналистике 1 выступает в качестве неминуемого в силу множественных подходов к способам поиска истины; 2 является надежным способом движения к ней, порожденным внутренней дишюгичнистю человеческого ума; 3 гарантирует наибольшую меру приближения к истине на каждом этапе ее постигания.

Рух к истине и поиск сущности процессов и явлений предусматривает ситуацию удивления. Она порождается неожиданностью восприятия привычного предмета в необычном освещении, внезапным озарением на пути к его пониманию. Удивление неотделимо от иронии - своеобразной реакции мыслящего ума, который поднимается над миром привычных представлений, чтобы предложить новое объяснение действительности или ее аспектов.

Важным элементом метода поиска истины является сомнение - естественная реакция человека, когда она встречается с чем-то необычным, неубедительным, нетрадиционным. Сомнение заставляет познавательный субъект отыскивать аргументы в пользу нового виденья, отыскивать в фактах подтверждения правильности нового виденья мира.

Неотъемлемым элементом общефилософской методологии, используемой в журналистике, является критика, как способ суждений о предметах и явления, с помощью которого преодолеваются противоречия, изучается внутренняя, глубинная природа вещей, достигается их адекватна нынешнему уровню человеческого интеллекта интерпретация.

Общей чертой философской и журналистской методологии является проблематизация предмета изучения. Она несовместима с пассивным отношением к опознаваемым предметам и вещам, а предусматривает определенный сдвиг в виденьи предмета, превращения его на подвижную модель, в которой очерчивания теряют стабильность, приобретают текучесть, переменчивость, относительность. Явление теряет мнимую однозначность, поддается отрицанию, но не полному, а частичному, проблемному. Субъект находится в состоянии удивления, иронии, сомнения. А следовательно, у него и возникает новое восприятие явления или процесса.

Вследствие применения этих принципов рождается журналистский текст, который, особенно на высших уровнях его существования : аналитических или художественно-публицистических жанров, - не сводится к логично упорядоченной схеме, пассивной передаче полученной из внешнего мира информации, а приобретает форму развернутого обсуждения действительности, сознательного вичленування парадоксов и трудностей поднятой проблемы, диалогического сопоставления взглядов на нее и путей ее решения.

Метод журналистики как разновидности осуществления человечеством епистемо-логичної гуманитарной деятельности вбирает у себя субъективные свойства психической организации индивидов. Как известно, людям, в зависимости от особистиших черт, возможностей, наклонов, то есть от естественных способностей, присущие три развитых вида мышления - художественное, научное и практическое. Эта классификация выплывает из учения и. П. Павлова о типах психической организации индивида - художественную, мислительну и среднюю. Здесь мы можем дать существенную предыдущую дефиницию: журналистика и является важнейшей отраслью практического мышления в человеческой деятельности. Это утверждение нуждается в дополнительных объяснениях.

Каждый вид мышления пользуется преимущественно определенными единицами коммуникации, то есть в каждом выступают разные побудительные средства именно к этому виду мышления. При художественном доминируют символические средства коммуникации, при научном ведущее место занимают знаковые средства, а при практическом - сигнальные. Следовательно, соответственно - символ, знак, сигнал.

Каждому видовые присущие и свои средства обобщения - единицы операционного мышления. В художественном этой единицей выступает образ, в научном - понятие, в практическом - действие. За характером связи с разными сферами психики художественное мышление больше всего прикасается эмоциональной сферы, научное - познавательной, а практическое - волевой.

Следует отдельно отметить, что в этих зависимостях не существует никакой иерархической подчиненности. И сигнал, и символ, и знак функционируют каждый в соответствующем виде мышления как одноуровневые между собой, выступая лишь в качестве основного и определяющего средства коммуникации для данного вида. Сигнал, например, в практическом мышлении включает у себя и символические, и знаковые средства, будучи лишь относительно них доминирующим. Поэтому, взаимопроникновение единиц коммуникации, единиц операционного мышления, познавательных процессов, а также связь со всеми сферами психики характерные для каждого развитого вида мышления, каждый раз только надо выделять ту категорию, которая является определяющий для данного случая.

Художественный и научный типы мышления, как ярко выраженные, а также соответствующие им индивидуальные психические типы изучались детально и глубоко. Но этого нельзя сказать о третьем типе. В иерархии человеческих способностей практическое мышление долгое время отождествлялось с действиями оператора, диспетчера, конструктора, то есть роль творчества возводилась по сравнению с другими видами мышления к наименьшей части. Лишь в последнее время практическое мышление начинает рассматриваться как равноправное среди других видов. Это позволяет посмотреть под этим углом зрения на журналистскую деятельность.

Следовательно, относительно журналистики единицей обобщения, то есть единицей операционного мышления является действие - информационное публичное выступление журналиста - в любом виде массовой информации, в любом жанре. Когда же мы говорим о единице коммуникации в практическом мышлении, то уточняем, что происходит сложное переплетение сигнала, символа и знака при доминировании первого. Это значит, что жизненное событие, факт или явление выступает для журналиста как сигнал в первую очередь. Не как символ - то есть в полноте своей художественной условности. Не как локальная знаковая система, то есть научное качество, что определенным образом уже сформализована или формализируется в пределах возможного средствами понятийного мышления. А именно как сигнал - побуждение к действию, к выступлению, хотя в нем значительную, но все-таки подчиненную роль могут играть и символический, и знаковый смести. Для практического мышления характерные

1 процесс зредукування мислительних действий, то есть выборочное использование лишь наиболее нужного для аргументации и утверждения своей концепции, здесь не предусматривается исчерпаемость аргументации; редукция от бесконечного к конечному - главное свойство пракгич-ного мышления; поскольку любой объект потенциально в информационном отношении неисчерпаемый, включение его в активную епистемолопчну систему предусматривает информационное ограничение, представление его как определенной законченной структуры;

2 процесс диффузии научных и художественных элементов, при доминировании тех или других единиц в зависимости от предмета описания; журншиист апеллирует в то же время к рациональной и эмоциональной части нашего сознания, часто подменяя argumentum adrem аргументы от вещей на argumentum ad hominem аргументы от человека;

3 ассоциативность сочетания разных текстовых частей, которые представляют разные типы мышления; журналистика предусматривает произвольность композиции, будто случайное включение то художественных, то научных мис-лительних операций;

4 полемичность, которая выплывает из внутренней имманентной диалогичности человеческого мышления; журналист всегда разговаривает, с аудиторией, даже если он не ведет открытого спора с выявленным оппонентом, он обращается к людям с целью убедить их в правильности своих взглядов, в стремлении побуждать к чему-то.

Метод журналистики состоит будто из двух неотделимых одна от другой частей: методу изучения действительности и метода изложения последствий этого изучения. Первая часть, собственно, тождественная методам сбора информации. О второй части следует сказать подробнее. Она характеризуется:

1 описанием исследованием действительности на основании свежих наблюдений, взятых просто из жизни фактов и явлений;

2 широким использованиям абстрактно-логического понятиино-на-укового способа мышления который остается все же в пределах субъективного виденья мира, не претендуя на научную полноту, точность и выразительность;

3 наличием образа автора, который объединяет ассоциативные части текста, упорядочивает факты, демонстрирует свое движение к выводам;

4 лабораторнистю, умышленной сконструйованистю, комбина-торнистю.

Самое главное свойство метода журналистики заключается в в целом произвольном сочетании элементов научного и художественного мышления. Как и всегда в науке, главное место в построении концепции и в движению к выводам принадлежат доказательствам и аргументам.

Доказательство является отдельным проявлением аргументации и оказывается тогда, когда в текст журналистского произведения включаются положение или утверждения, истинность которых установлена раньше и не подлежит сомнению в пределах существующей системы знаний.

Существуют такие типы журналистских аргументов : 1 фактично-доку-ментальни, 2 психологические, 3 образные.

Главные из них, понятно, фактически-документальные, то есть те, в основе которых лежат объективные факты, что ими являются события, реальные проявления тех или других тенденций объективной действительности. Отмеченный тип представлен несколькими группами элементов доказательного действия.

1. Аргументы в виде фактов жизни. К этой группе аргументов принадлежат сообщения о фактах, установленных самим журналистом, или такие, которые выплывают из его жизненного опыта.

Выдающийся украинский публицист Иван Багряний 1906-1963 в знаменитой своему публицистическому труду Почему я не хочу возвращаться в СССР? 1946 активно удается к аргументации в виде приведения фактов жизни. Он рассказывает несколько эпизодов из своего личного опыта, которые и удостоверяют полную тождественность коммунистического режима с фашизмом.

Я был еще малым 10-летним парнем, как большевики ворвались в мое сознание кровавым кошмаром, выступая как палачи моего народа, - свидетельствовал публицист. - Это было 1920 года. Я жил тогда у дедушки на селе, на пасеке. Дедушка имел 92 года и был однорук калека, но трудился на пасеке, ухаживая за ней. Он напоминал мне святых Зосима и Савватия, что были нарисованы на образку, который висел под старой липой посреди пасеки.

Аж вот однажды под вечер пришли какие-то вооруженные люди, которые говорили на чужом языке и на моих глазах и на глазах других внуков, под наш неистовый визг замордовали его, а с ним одного сына а моего дяди. Они долго пыряли их штыками и что-то допрашивали, стреляли в лежачи окровавленные тела из пистоля и реготались.. Они все гадко ругались, и под старой липой посреди пасеки, круг иконы святых Зосима и Савватия, все было забрызгано кровью. .. В ту ночь было вимордувано в селе всех стареньких хозяев и священника, и организовал ту ночь как огромное количество таких ночей большевизм в лице представителей чека и большевистского истреботря-ду. Я не знал, что то было прелюдией ко всему моей советской жизни и символом судьбы, приготовленной большевизмом для целого моего народа.

Такой аргумент в виде факта личной жизни несомненно убедит читателя, заставит его поверить публицисту и принять его выводы как неопровержимые.

2. Аргументы в виде фактов науки. К этой группе доказательств принадлежат те, что автор журналистского произведения устанавливает не сам, а с помощью научных сообщений, научно-исследовательских трудов в разных отраслях. Преимущественно здесь используются гуманитарные науки, которые представляют знание об обществе.

Чаще всего в журналистике придется обращаться к историческим аргументам. Например, Игнат Хоткевич 1877-1938 в публицистическом труде Кто мы и чего нам надо? 1917, чтобы доказать зросийщеним украинцам потребность требовать на Учредительных собраниях создания Украинского государства и пробудить их национальное сознание, щедро обращается к аргументам, почерпнутих из исторической науки.

Украина имела свою государственность в давние времена, - утверждает он, - потому что ею была Киевская Русь. Мы имели своих князей и волю. Татары разорвали нашу землю на куски, а потом ее заграбастали поляки. Хмельницкий освободил Украину, но должен был искать с кем-то политического союза. Он заключил его с Москвой. По его договору с царем имела уже тогда Украина автономию. Москва растоптала договор, а попытка Мазепы вырваться из под московского ига закончилась поражением - не удалось ему повести за собой весь народ.

В 1917 году Г. Хоткевич написал еще две публицистических книжки Гетман Иван Мазепа и Условия соединения Украины из Московщиною, которые на историческом материале доводили невозможность для украинского народа и дальше жить в Русской империи, убеждали в необходимости, воспользовавшись историческим моментом, добиться образования своего независимого Украинского государства.

Часто журналисту придется обращаться к социологическим аргументам. Такое обращение имеет глубокую традицию. Как на пример сошлемся на статью Владимира Навроцького 1847-1882 Пьянство и проггинация в Галичине: разведка статистическая, опубликованную в пятой книжке альманаху Михаила Драгоманова Общество Женева, 1882. Толчком к написанию статьи послужил вывод сеймовой комиссии о том, что в пидупаданни крестьянских хозяйств должны пьянство, темнота и линивство самих хозяев. Автор глазами экономиста и социолога розстежує этот вопрос. Изложив цифровые данные прибылей середньоста-тистичної крестьянского семейства и его расходов, он пришел к неопровержимому выводу, что даже наименьшей мере употребления спиртовых напитков нет места в крестьянском бюджете, а следовательно нормальный человек никогда из внутренних факторов не прибегнет к пьянству.

Причиной существующего пьянства В. Навроцький называет пропина-цию. Это такая привилегия, - пишет он, - на основании которой в кождим галицком селе и городке только властитель большей табулярної или шляхецької посилости земской, масс исключительное право продуцирования и шинкования главных спиртуозних напиткив: горивки, пива и меда.

Выучив статистику, В. Навроцький предлагает вывод: причина пьянства не лежит внутри народа, ни в его национальном, ни в социальном характере, она навязана ему определенной правною институцией. Государство отдано тот народ, со связанными руками, самой ничтожной из целого мира аристократии в аренду, для его визискашия вплоть до послидньої капли пота, вплоть до его послидних, даже моральных потомков.

Следует отметить, что удельный вес социологических аргументов в современной массово-информационной ситуации растет. Наше сообщество все более доверяет разного рода статистическим данным, социологическим опросам, специальным трудам из социологии. Часто сами издания проводят свои социологические кампании, призванные даты ответ на актуальное для региона или страны в целом вопрос.

В статье В. Навроцького наблюдаем переход к еще одной ка-тегориї научных аргументов : законодательных, юридических. Раскрыв содержание закон}' пропинациї, автор установил скрытый механизм, который возвращал ситуацию в пользу господствующего класса.

Правовые аргументы журналистика использует часто, и не только в материалах на криминальную тему. Напротив, здесь все более-менее ясно: есть преступление и установленная мера наказания за него. Но в жизни случаются тысячи бытовых гражданских ситуаций, которые также нуждаются в правовом рассмотрении. С этой точки зрения знания законов не только о массово-информационной деятельности является обязательным для журналиста.

Как на определен парадоксальный пример сошлемся на памфлет Николая Волнового 1893-1933 Україна или Малороссия? 1926, в котором автор, полемизируя с тогдашней партноменклатурною верхушкой, ссылается на наивысший правовой документ государства - Конституцию, незнание которой оппонентом он установил. Волна обижается, - писал М. Волновой, - что мы назвали Украину самостоятельным государством. Вот тебе и раз. А разве она не самостоятельна? Перекреститесь, камраде, и посмотрите в нашу конституцию. Разверните параграф первый и внимательно перечтите.

Позиция, что ее отстаивает журнашст, должна быть обязательно согласована с законом. Без преувеличения можно утверждать, что в знании законов и в согласовании с ними своей деятельности заключается свобода журналиста. Правовые аргументы оказываются наиболее эффективными в огромном количестве публикаций, где речь идет о жизненно важных проблемах граждан.

Кроме использования как научных аргументов данных истории, социологии и права, примеры чего мы рассмотрели, журналист может обращаться и к другим наукам, если того требует его тема и цель.

3. Аргументы в виде документальных данных. К ним обращается журналист тогда, когда дословно цитирует определенный материал или ссылается на определен документально установленный факт. Напомним, что под документами в журналистике понимают зафиксированные в письменном виде или с помощью других знаков: звуковых, зрительных факты, события, эпизоды реальной жизни. По форме использования в журналистском тексте это могут быть цитаты из первоисточников, ссылка на архивные материалы, официальную статистику, выступления ОМЕ, специальную литературу, мемуаристку и тому подобное.

Мастерски использует аргумент в виде документальных данных Иван Багряний в уже упоминавшемся памфлете Почему я не хочу возвращаться в СССР? Развивая тему преступлений Советского государства против украинского народа, он находит такое доказательство.

Возьмите Малую Советскую Энциклопедию издания 1940 года, - предлагает он читателям, - раскройте ее на букву в и прочитайте в рубрике УССР, что там написано.

Это документ, - напоминает публицист. - А написано там черным по белому, хотя и мелкой печатью, что Советская Украина за переписью 1927 года имела украинского населения 32 миллиона, а в 1939 году, то есть по 12 годам.. 28 миллионов.

Всего лишь 28 миллионов! Где же делись 4 миллиона людей против 1927 года?

А где делся прирост, что за 12 лет должен был быть по меньшей мере 6-7 миллионов?

Вместе это выносит которых свыше десяти миллионов. Где же они делись эти 10 миллионов украинского населения? Что с ними случилось в стране Цвитучого социализма

Отвечая на этот вопрос, Иван Багряный рассказал о безжалостном истреблении украинского народа в русском государстве под новым названием СССР, о своем горьком опыте быть украинцем в этом государстве, объяснил всему миру невозможность для сотен тысяч украинских эмигрантов вернуться в советский ад. Этот небольшой публицистический труд имел огромную огласку в мире, была проложена всеми мировыми языками и повлеклась к реабилитации третьей волны украинской эмиграции в глазах мировой опинии.

Фактично-докумснтальни доказательства выступают в качестве главных и важнейших в журналистском труде, они связаны именно с информационным обеспечением будущего произведения, должны быть бережно подобраны и добросовестно изложены.

Психологические аргументы - это такие, которые представляют собой описание чувств, переживаний, настроил людей. Исследователи журналистского творчества настойчиво советуют обязательно показывать человека с психологической стороны: раскрывать ее душевные переживания, работу мысли, характер, настроения, склонности, переживания. В коротенькой информационной заметке этого не покажешь. Но в более подробном выступлении: очерке, эссе, историческом или политическом портрете, то есть в публицистическом творчестве, следует изображать человека в действии, раскрывать всю сложность ее бытия.

Третий тип аргументов которого не знает ни логика, ни права - образных, эмоциональных доказательств. Образ как аргумент употребляется в процессе публицистического доведения истины тогда, когда идет речь о конкретно-чувственной характеристике явления.

Типы образов в журналистике встречаются такие же, как и в художественной литературе: образ - картина действительности; образ персонаж; образ сюжета, события; образ автора; художественная деташ, микрообраз. Характеристика типологии образов предвидена в курсе Теория литературы, которая читается за учебным планом параллельно с курсом Основы журналистики.

Но отдельно следует рассмотреть вопрос о специфике образности в журналистике.

1 В журналистике происходит персонификаций идеи, превращения мысли на живое лицо; образ здесь не является самодостаточным, а подчиненным концепции; в отличие от художественной литературы, где тенденция должен быть хорошо спрятанная, выплывать из отображенных картин действительности, в журналистике обид играет преимущественно служебную функцию; над ним господствует авторская тенденция, подчиняет его себе.

Выразительный примером журналистского произведения, главным приемом в котором является развитие художественного образа, - это Каика о красно-гвардейця Остапе Вишни, что впервые была опубликована в журнале Репеи, что начал выходить в 1918 году в Киеве после первой оккупации города русскими большевиками.

Автор строит образ как персонификацию идеи разоблачения преступного характера большевизма. Сказка, как метко отмечает ее публикатор в печати новейшей Владимир Дорошенко, высмеивает экстремистское прошлое тех муравйовсько-ремньовських красногвардейцев, которые коварно вда-

Рыли в спину Украинской Народной Республике, установили в оккупированном Киеве кровавый террор, уничтожали все признаки украинской нации, топтали портреты Шевченко, расстреливали людей за украинское слово, за украинское удостоверение, за национатьний одел. Вооруженные к зубам красные вояки, нередко пьянь, со специфическим ругательством после каждого слова, разъезжала по мост на авто с плакатами Смерть украинцам. По-громництво, вандализм большевистских оккупантов гротесково воплощен в образе Дурасика, которого рекомендует в красногвардейцы сам вождь мирового пролетариату80.

У одного мужчины были три сыновья: два умных, а третий - большевик, которого звали Дурасик. - так начинает Остап Вишня создание образа своего антигероя. Как вырос Дурасик и стало отцу жаль он кормить, отдал он его в работы по найму. Отвел в полицию, стал служить Дурасик городовым, но служба ему сдалась тяжелой. Покинул он ее и примкнул к погромицикив. И здесь оказалось работы много. Покинул Дурасик и это занятие. Стал вором, мужчину зарезал и ограбил. Поймать его, судили, заслали на каториу. Сидит там Дурасик и год, и три.. Аж гульк - революция. Вернулся Дурасик из Сибири, освоив все премудрости воровского ремесла. Ходит по России, ищет должности. Приходит к народнього комиссару Ленину и хвастается своим искусством.

Вы замєчатетьний общественннй деятель, - сказал Лєнин, - в духе современной социальной революции; но, к сожалєнию, все ети долж-ности замєнсни одной високой должностью - красногвардейской, какую вам и рекомендую. И стал Дурасик красногвардейцем.

Условный, иллюстративный характер образа Дурасика, созданного Остапом Вишнею, полностью очевидный. В основе его построения лежит принцип дедукции, то есть предыдущего знания автора о явлении, илюстрування уже известной тенденции удачно подобранными деталями характеристики. Такой образ убеждает читателя самосильно, ведь автор вроде бы отсутствующий в произведении, ненавязываемый свои взгляды в открытых вербальных формулах; он предлагает самим читателям сделать нужные выводы, максимально выразительно готовя их к восприятию именно авторской концепции явления и незаметно оплодотворяя общественное мнение своими взглядами.

2 Образ в журналистике редуцирован, выраженный экономию, лаконично, расчетливой системой изобразительных средств.

При случае следует напомнить, что единицей мышления в журналистике является сообщение, а способом его передачи - утверждение о факте или логическом суждении. В новинарннх информационных жанрах образность вообще отсутствующая, не предусматривается жанровыми требованиями. История журналистики знает и многочисленную группу больших публицистических произведений, написанных полностью без привлечения художественных образов, : Переднее слово [к Обществу в 1878 г.] Михаила Драгоманова, Украина или Малороссия 1926 Николая Хвильового, Интернационализм или русификация 1965 Ивана Дзюби, Евреи на Украине 1973 Матвея Шестопала и тому подобное.

Специфика образности в журналистике заключается в ее необязательном характере, а следовательно ее использование имеет вспомогательное значение. В очерке Юрия Шереха Над озером. Бавария 1948 главное задание - сообщение об исторической миссии Украины в мире, шанс Киева, как пишет публицист83. Кое-что упрощая сложную систему аргументации автора, отметим, что, по его мнению, Украина может предложить мировые возвращения к традиции вечного селянського84 не в классовом, а в моральном смысле этого явления.

Среди аргументов автора широко использованный и образниш. Сначала даже кажется, что его функция - в маскировке, укрывательстве авторской идеи. Юрий Шерех неспешно рассказывает о своей жизни на острове в пластунском лагере, он будто несамохить, степенно извещает нам свои рассуждения. Аж потом начинаешь понимать, насколько описываемая картина природы является созвучной с размышлениями публициста.

Дождь закончился, и озеро из сир о-статевого стало желтовато-прозрачным, - осуществляет он. - Оно теперь покоится. Оно находится в себе. Самодостаточное. Свои рамки оно наполняет, а поза их выходить не требует. Это равновесие. Людям с больными нервами надо сюда ездить. В наш возраст функцийности каждому недостает именно и прежде всего виповнености рамок85. В природе автор увидел ту гармонию и наполненность, которой так недостает человеческому обществу. Цивилизация поглощает культуру. Человек превращается в функцию. Идея вечно крестьянского и является способом возвращения к естественности, равновесию, наполненности человеческой жизни.

Таким образом, образ природы, пейзаж, картина дождя на озере, красочное описанная публицистом помогает постигнуть его главную идею, показать наглядно ее, сделать досягаемой и приступною для читателей.

3 Журналистика широко пользуется реминисцентинми обидами, то есть созданной классикой литературы и современными писателями, наполняет их новым понятийным смыслом, использует имеющийся у них семантический потенциал для развития интеллектуального сюжета или прагматичной концепции.

Современная наука для обозначения элементов и частей другого текста, которые включены в данный и стали его неотъемлемой смысловой частью, произвела понятие интертекстуальности. интертекст - могучий способ активизации читательского восприятия и конденсации авторской мысли, ведь в данном случае с помощью сжатой парафразы текста-джерела осуществляется ощутимое нагромождение смысловых значений в основном тексте. Теория литературы считает интертекстуальнисть свойством всех художественных произведений. Очевидно, не стоит распространять эту мысль на журналистику в целом, в частности на информационную, но на высших уровнях массово-информационной деятельности появление интертекстуальности неминуемо.

Искусство интертекстуальности использования реминисцентних образов демонстрирует Максим Рильський 1895-1964 в книге очерков Вечерние разговоры, что, начиная с 1960 года, и до конца жизни печатал в газете Вечерний Киев. В заглавном очерке Праздничный подарок, рассказывая читателям об открытии первой линии Киевского метрополитена и имея целью противопоставить новый, современный и старый, патриархальный город, автор использовал для создания образу старого Киева известный рассказ М. Лескова.

Кто читал, - начинает М. Рильський, - Печорские антики Лескова, - русского писателя, в которого украинская тема занимает очень почтенное место, - тот может себе представить патриархальный Киев середины прошлого века с его деревянными домиками, которые лепились по обрывам над днепровской кручей, город, на улицах которого не чудо было увидеть чумацкую валку, город, где единственным, собственно, видом транспорта были одноконные и пароконные извозчики, которые иногда увязали в лужах, не хуже славной миргородську86.

Сущность авторского приема заключается в том, что М. Рильський не создает своего образа старого Киева, а лишь активизирует уже имеющийся

В читательском сознании образ, взятый из произведения М. Лескова, хорошо известного киевлянам. С помощью такого подхода удается достичь реализации главной публицистической идеи : противопоставить современное и историческое, оттенивать достижения дня нынешнего.

В приведенном месте использован еще один реминисцентний обид - славной миргородской лужи. В данном случае автор активизирует читательские знания творчества М. Гоголя 1809-1852, в книжке которого Миргород 1835, в Повести о том, как рассорился Иван Иванович с Иваном Никофоровичем описанная как самая выдающаяся примета этого города - огромная лужа посредине него центральной площади.

Разговор с читателем о проблемах образования и загруженности учеников школьным программным материалом, заучивание которого не оставляет времени ни в театр всходить, ни новую книжку прочитать, М. Рильський начинает в очерке Бедный малый Андрей! напоминанием известного образа. Знаме-ишта чеховська Душечка, - пишет он, - которая во время дежурного своего увлечения помогала маленькому Саше в приготовлении школьных уроков, жаловалась знакомым на базаре:

- Трудно теперь стало в гимназии учиться. Здумати только, вчера в первом классе задать басню наизусть, и перевод латинский, и задачу. . Ну, где здесь маленькому?

Кое-что ироничный тон избирает автор дня постановки важной проблемы. Его Душечка явно комична, но он разделяет ее озабоченность. Критическое рассмотрение учебников доия первого класса приводит его к неутешительному выводу о вредности и слишком раннему политизированию школьников, и засоренность программы необязательным материалом, изучение которого, однако, лишит ребенка свободного времени, отразится на ее здоровьи.

Реминисцентни обиды обогащают аргументацию журналиста, сокращают его путь к читательскому сознанию, служат важным приемом экономии доказательных средств. Ведь образованному читателю часто достаточно намекнуть на уже известный образ, картину действительности, высказывания героя, чем прибегать к развернутому описанию, поиску новых образных ресурсов. Старые, проверенные временами, закрепленные в читательском сознании образные формулы приносят читателю радость припоминания, дают дополнительное эстетическое наслаждение разгадывания авторских намеков, движения следом за его ассоциациями и доказательствами.

4 Журналист строит свое произведение на лирических принципах, что выплывает из почти обязательного наличия образа автора; это он, автор, упорядочивает образный мир произведения, определяет его структуру, часово-пространственные коор-

Динати; журналист описывает, и рассказывает, отделяет себя от событий, [толпа его присутствия в произведении - отделенный от сюжета образ пересказчика : авторское Я. Без наличия такого образа, временами, бывают трудно, а то и полностью невозможно сформулировать публицистическую идею, вербализувати и объяснить читателю в приемлемой для него форме авторский замысел и метод его выполнения.

С этой точки зрения чрезвычайно приметным является журналистский труд белорусского автора Светланы Алексиєвнч г. н. 1948, книжки которой получили заслуженную известность и переведенные многими языками мира. В книге Чернобыль: хроника будущего 1997, укр. пер. Оксаны За-бужко 1998 она использует свой любимый документальный метод: аутентичные записи многочисленных пересказчиков, которые сообщают ей о событиях, связанных с их участием в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Книга написана через десять лет после катастрофы. Невзирая на ее сурово документальный характер журналистка все же ?водить в текст обид своего авторского Я в разделе Интервью автора с собой на тему провороненной истории, приравнивая таким образом и себя к многочисленным героям-пересказчикам книги.

Журналистка сама спрашивает себя: О чем эта книжка? Почему я написала ее? и сама же отвечает: Эта книжка не о Чернобыле, а о мире Чернобыля. Собственно, о том, что нам очень имело известное. Почти вовсе не известное. Провороненная история - так бия ее назвала. Меня интересовало не само событие: что случилось той ночи на станции и чья в том вина, которые принимались решение, сколько тонн песка и бетона понадобились на сооружение саркофага над адской дырой, а ощущение, чувствование людей, которые столкнулись с неизвестностью. С тайной. Чернобыль - тайна, которую нам еще надлежит разгадать. Возможно, это задание для двадцать первого века - вызов ему. Что же такого человек там узнал, угадала, открыла в себе самой? В своем отношении к миру? Реконструкция чувства, а не подиї88 подчеркивание здесь и в следующей цитате мои. - и. М.

После таких разъяснений для читателя становится зрозумишипим замысел автора, вияскравшоє'н -~я его гражданская позиция, а книжка воспринимается как мужественный поступок человека, что ей болит судьба ее родины.

Если раньше, писавши свои книжки, я присматривалась к страж-лань других, то здесь я сама свидетель - наравне со всеми, - осуществляет дальше Сг. итлана Алексисвттч. - Мое жизни есть составная часть события, я здесь живу. На Чорноби. т сей земле. В маленькой Беларуси, о которой мир раньше,

Можно считать, не слышал. В стране, о которой говорят, что это уже не земля, а чернобыльская лаборатория. Белорусы - чернобыльский народ. Чернобыль сделался нашим домом, нашим национальным прицелом. Судьбой. Я не могла не написать эту книжку.

Осознание неотделимости своей судьбы от судьбы родины раскрывается в этом интервью автора с собой. Ею управляет необходимость рассказать миру о проблемах белорусского человека, который один на один остался с последствиями невиданной в мире катастрофы. Чрезвычайно интересным является то, что и переводчица книжки украинским языком Оксана Забужко, мотивируя свой поступок переводчика, говорит о долгу Билоруси90, который она отчасти возвращает этим трудом. Чрезвычайно приметный факт, когда идет речь о книжке публицистической, сусигильно весомую, злободневную. На публициста превращается и ее переводчик и громко заявляет об этом в писляслови.

Поскольку строительным материалом для информационных сообщений, аналитических суждений и художественно-публицистических построений являются разнообразные лингвостилистические средства и приемы, то следует признать, что средствами логической и образной доказательности в журналистском произведении являются и останется навсегда язык автора, языковая характеристика героя, богатство словарного запаса, художественные тропы, фигуры поэтического синтаксиса, фразеологизмы, новое словотворчество, местный говор и диалекты.

В. В. Ризун вообще квалифицирует журналиста как языковую личность, ведь реальным средством социального управления для журналиста является языковое произведение - продукт его языковой активности, а именно языковой дияльности91. Обычный человек, который приходит в журналистику, должен в процессе учебы профессии выйти на новый уровень языкового развития, который можно назвать уровнем осознание собственного вещания и своей' языковой деятельности. Журналистский труд невозможен без особенной и обязательной ее составляющей - создания журналистских материалов, то есть журналистского творчества. Автор категорически, но вполне правильно утверждает: 'Для журналиста вещания - самоцель, поскольку перед ним стоит редакционное задание: создать текст о ком-то или о щось92.

А видгак, сколько бы в современном мире не говорилось о дефило-логизацию журналистике, это всегда следует воспринимать в метафорическом

Смысле, как свидетельство того, что самого знания языка сегодня для усшху в этой сфере маловато. Профессия журналиста требует еще и основательных знаний в отрасли политологии, экономики, социологии, философии и др. гуманитарных дисциплин. Но это требование не перечеркивает необходимость глубоко и в совершенстве знать язык - первооснову журналистского творчества. Над обогащением своего языкового инструментария журналист должен работать вся жизнь.

Полемичность практического мышления вызывает потребность для журналиста часто обращаться к такому приему ведения дискуссии, как доведение ошибочности аргументов и умозаключений оппонента, благодаря чему достигается опровержение его позиции. Существуют такие способы опровержений :

1 отрицание тезиса оппонента на основании доведения ее ошибочности;

2 отклонения аргументов, приведенных сторонниками другой точки зрения в подтверждение ошибочного тезиса;

3 установления отсутствия связи между аргументами и тезисом, на основании чего делается вывод об ошибочности концепции оппонента в целом.

Журналист - всегда практик, его мышления эмпирическое. Это мышление над фактами и явлениями, доступными прямому восприятию. Журналистика универсальна, синтетическая, она требует от журналиста мобилизации всех его творческих возможностей, которые могут пролегать как в плоскости художественного, так и научного мышления.

СЛОВАРЬ МОЛОДОГО ЖУРНАЛИСТА

Записная КНИЖКА ЖУРНАЛИСТА - тетрадь или блокнот, в который журналист заносит факты, фамилии, дать, высказывание объекта во время интерв 'ю, свои наблюдения и размышления над жизнью, характерные события и явления, услышанные, вычитанные или удачно самим придуманы высказывания, афоризмы, названия и другие.

Характер этих записей зависит от заданий, которые стоят перед журналистом, свойств его пам 'яти, от привычек и способов сбора и накопления материала для будущего журналистского произведения. Почти все журналисты пользуются записными книжками, хоть в последнее время их вытесняют диктофоны. Записи способствуют углублению знаний о нужной журналисту области жизни, производят умение отбирать наиболее характерные факты, повышают наблюдательность, шлифуют мастерство, учат всегдашней профессиональной работе над словом. Понятно, что далеко не все записи используются в журналистском произведении. Но ведение их - важный элемент профессиональной деятельности журналиста.

В практической работе следует различать стратегическую и тактическую записные книжки. В стратегический - заносятся перспективные темы и проблемы будущих журналистских произведений, удачные высказывания, которые могут быть использованы в качестве заглавия или эпиграфы, рассуждения, которые могут править за выводу размышления по поводу конкретных событий, цитаты из художественных, публицистических и научных произведений и т. д.

В тактический - заносятся разговоры и беседы во время проведения конкретного журналистского расследования, фиксируются высказывания героев или антигероев будущего произведения, цифры, факты, фамилии, дать. Это блокнот оперативной информации. Возраст такой записной книжки короток, он быстро отправляется к архиву.

В романе Леонида Жуховицького Остановиться, оглянуться 1973 описан перегляд журналистом-пересказчиком своей записной книжки, привезенной из командировки. Этот эпизод приметен не только констатацией определенных фактов, но и наведением хода мыслей, которые возникают у газетчика при работе с записной книжкой. Я отодвинул стакан с цветами, сел на подоконник и достал из кармана блокнот. Он был пом 'ятий и грязный, - читаем в романе. - У журналистских блокнотов вообще короткая жизнь - одна поездка. Вот и этот был вся пописанная и исчерканная, последняя запись вылезла на обложку.

Jf стал пересматривать 'блокнот. Некоторые фразы были подчеркнуты, иногда даже двумя черточками, а сбоку еще стоял восклицательный знак. Но теперь этим пометкам не стоит было особенно верить: на месте кажется важным одно, а когда под руками весь материал - другое. Я разбирался в кляузной квар-

Тирний делу, говорил с десятками нужных и ненужных людей, каждый из них оставил хотя бы строку в блокноте.

Вовсе не оба 'язково было записывать столько. У меня хорошая нам 'ять, и за желание я мог бы даже сейчас написать очерк, вообще не заглядывая в блокнот. Раньше я так и делал. Я брал нам 'яттю, тратил ее, не считая, - первые свои очерки вообще складывал в голове как стихе. Но я собирался жить долго и работать много, а председатель у человека одна - потому теперь я экономил свою пам 'ять, как умный мастеровой бережет инструмент. Пам 'ять - хлеб газетчика, главное при сборе материала. Еще важная эрудиция.

Я отыскал в кармане красный карандаш и заново подчеркнул наиболее существенное. Теперь оставалось написать 9^.

Опыт главного героя романа Георгия Неспанова свидетельствует о таких важных принципы журналистского труда : 1 в журналистской информации нет ничего лишнего или неважного, все должно быть старательно записано, зафиксировано; ведь благодаря документализму газетное дело и отличается от других видов творчества, а обеспечение документальности возможно лишь при условиях аутентичного воссоздания высказываний, позиций, взглядов, что их фиксирует в своей записной книжке журналист; 2 не пытайтесь работать над журналистским произведением к полному завершению сбора материала; это два разных этапа творческого труда журналиста : сбор информации и написание произведения; лишь завершение первого этапа вооружает журналиста окончательной, проверенной концепцией; не тратьте время и усилия на гипотезы, которые могут оказаться напрасными и развалятся от беседы со следующим информатором; 3 какой бы хорошей пам 'яттю вы не владели, экономьте ее. пользуйтесь записной книжкой, знайте, что мо:жливости человеческой пам 'яти ограничены.





Похожие статьи:

Популярные записи