Журналистика

ПРЕССА УКРАИНЫ

Последствия этих событий, какие остроумные журналисты назвали Большой августовской капиталистической революцией по аналогии с Большой октябрьской социалистической революцией 7 ноября в 1917 г. имели всемирно-историческое значение.

Завершился распад так называемого "социалистического лагеря". Из зоны советского влияния вышли Восточная Германия ДДР, Польша, Венгрия, Румыния, Чехословакия и даже Болгария. Развалилась на отдельные государства бывшая СФРЮ - социалистическая федеральная республика Югославия.

Начался распад СССР.

24 августа Украина решениям Верховной рады провозгласила полную государственную независимость, было создано новое независимое государство - Украинская Республика. Впоследствии в результате принятия подобных решений другими республиками, подписание лидерами России, Бєларуси и Украины Биловежського договора федеральный Советский Союз был заменен на конфедеративное Содружество независимых Государств.

Это значило и конец колебаний и борьбы в мире прессы. Все партийные СМИ Украины в один день потеряли своего основателя. Следовательно пришлось искать выхода и в организационном, и в идейно-тематическом аспектах. Много из них произнесли себя изданиями трудовых коллективов редакций, среди них и "Луганская правда", другие определились как газеты соответствующих органов местной власти. Однако это не означала конца тяжелых испытаний для украинской прессы - впрочем, как и русской.

Августовский путч 1991 г., которым закончился короткий, но чрезвычайно драматический период "горбачевской перестройки", был отчаянной попыткой повернуть от пути к демократии назад, к казарменному, командно-административному, бюрократическому сталинско-брежневскому социализму, к диктатуре партноменклатуры. В этом противостоянии победила демократия. Пресса сыграла чрезвычайно важную роль в освобождении общественного мнения, возвращении ее к состоянию самоопределения, в подготовке массового сознания к отречению устаревших догм и восприятии новых ценностей, общепризнанных в цивилизованном мире.

В конечном итоге, победа сил демократии не означала наступления царства добра и справедливости. Скорее наоборот: Украину, а с ней и прессу нового государства, ожидали новые тяжелые испытания.

И первое из них было призвано именно общей победой. Отмена жесткого и экономически неэффективного планирования и предоставление так долго ожидаемой экономической свободы значила в то же время и отмена стабильных цен на бумагу, услуги полиграфистов, связистов и тому подобное. Рынок рекламы в первые годы стремительно развивался и давал определенные возможности для обеспечения прибылей редакций. Но с углублением экономического кризиса в масштабах всего народного хозяйства страны этот источник все меньше удовлетворял потребности СМИ. Крах рынка рекламы в августе-сентябре 1998 года значительно ухудшил ситуацию как с печатными, так и из электронными СМИ. Потеря тиражей, недостаток денег даже на самые первые потребности поставили сотни редакций за предел выживания. Последний "товар", который они еще могли продать, - была их свобода, гарантированная Конституцией, но не обеспеченная экономически. С каждой тысячей "условных единиц" так стыдливо начали называть в это время доллары США, полученных редакциями в виде "спасительных мероприятий" от бюджетов органов влад или от финансово-промышленных группировок, реальная свобода принятия решений у них начала стремительно катиться вниз, к нулю. А с ней туда же направлялась и функция "четвертой власти" как одного из важнейших и действенных гарантов демократического продвижения украинского общества.

ПРЕССА ПЕРИОДА ВОЗОБНОВЛЕНИЯ

НЕЗАВИСИМОСТЬ УКРАИНЫ

1991-1997 гг.

Политические проблемы в том виде, в котором они сложились на середину 1991 года, в течение следующего года были решены. Большая страна, большая партия, большая идея испытали полный крах. Вместе с ними потерпела историческое поражение и большая пресса, которая их обслуживала. "Дайте нам общерусскую политическую газету, и мы перевернем Россию", - говорил В. Ленин в начале века, задумывая "Искру". Намечтал сбылось. Но теперь Россия, а с ней еще 15 держал, не без помощи прессы, перевернулись еще раз.

Такое состояние "двойной перевернутости" вместо стабилизации как это случилось, в отличие от Украины и России, в Венгрии, Чехии, Польше болезненно отразился на миру массовой коммуникации. За шекспировським высказыванием, "перевався течение времени" : брошено на полпути построение коммунизма не было однозначно заменено на что-то равноценное. "О чем теперь писать"? - это болезненный вопрос появлялся ежедневно в редакционных кабинетах, где привыкли десятилетиями воспевать мудрость КПСС и освещать социалистическое соревнование. "О чем теперь писать"? - не менее драматический вопрос задавали себе демократы, "руховцы", которые научились за годы перестройки разрушать старое, но не умели строить новое и потому захлебывались в бурном потоке событий, проблем, взаимоисключающих идей, проектов, предложений и тому подобное.

В советской Украине существовала стройная система СМИ, которая отражала иерархическую пирамиду тоталитарного общества. В 1970 г. в республике выходили 1068 газет с разовым тиражом почти 20 млн. екз., в том числе 14 республиканских, 60 областных, 77 городских и объединенных, 430 районных, 474 низовых.

Независимой Украине досталось наследство в 2609 газет и журналов по данным на начало 1992 р.

На 1 мая в 1995 г. их было уже 4229 и около 500 телерадиокомпаний. Количественный рост сопровождался резким падением тиражей - и не только отдельных изданий, но и суммарно по стране. Практически все издания находились в тяжелом экономическом положении. Да, данные за 1996 г. показывают, что лишь четыре редакции местного уровня с почти 30 обеспечивали себя и существовали без дотаций из городского или районного бюджетов. Остальная дотация получала, и притом в значительных объемах, которые достигали суммы, эквивалентной 10 тыс. долларов США для газеты с разовым тиражом в 10 тыс. экземпляров. Переход от полного обеспечения редакций всем необходимым, которое существовало при КПСС, к рыночным отношениям с типографиями, телерадиоцентрами, связью, поставщиками бумаги делали их нерентабельными.

Неумение руководящих кадров старых компартийных да и новых демократических газет оперировать в рыночных условиях обрекали все издания. Неприбыльность газет и телерадиокомпаний ТРК ставила в повестку дня вопрос о государственной финансовой поддержке украинской прессы. Это было делать крайне необходимо, чтобы их спасти, - и в то же время этого нельзя было делать ни при каких условиях ради сохранения независимости прессы Украины.

Ожидаемое и ожидаемое процветание на западный манеры не состоялись. Причиной стал жестокий экономический кризис, который поразил Украину, как только было отменено все грунтивни принципы планово регулируемой экономики и отпущены цены. Крах рынка рекламы - мелкий эпизод этого всеобъемлющего кризиса, но именно он обрек украинскую прессу на жалкое нищенство и недопустимую зависимость от власти и денег.

Казалось, ничего хуже бозгрошив'я для главного редактора быть не может. Но оказалось, что может быть и хуже. После бериївських застенков и брежневских психушок для непокорных редакторов и журналистов предвидена еще и критика киллеров. Несколько трагических случаев - с редактором "Вечерней Одессы" В. Деревянко или с луганским собкором "Киевских ведомостей" П. Шевченко и других - показали, что эта досадная реалия тоже прижилась в "арсенале" современных методов управления прессой в Украине.

Очевидно, заказчики убийств доводили каждым трагическим финалом не столько собственную силу, сколько собственное бессилие и невозможность убедить журналистов, купить их или запугать.

Идейный кризис тоже оказался тяжелым испытанием не только для бывших коммунистов, чья идеология испытала такой сокрушительный удар, но и для национал-демократов, их главных оппонентов. Добытая власть обязывала братья на себя и ответственность за ход истории, а это предусматривало неотложную необходимость консолидировать общество на нескольких главных направлениях. Массовое сознание, привыкла к существованию в пределах одной идеологии и к употреблению сверху спущенных готовых истин, отвыкшая випрацьовувати их самостоятельно, требовала силой собственной инерции чего-то такого же масштабного и понятного наподобие строительства коммунизма.

Но такой единственной идеи в обстановке роздрибу и раздора обществу предложено не было.

Правобережная Украина, и особенно западные области, быстро и почти единодушно переменили полярность и начали активно разрабатывать тему национального возрождения, прославляя имена Бандеры, Мельника, Коновальця и тому подобное. В этом сказал исторический опыт региона последних веков, преимущественно аграрная экономика, как предусматривала определенную экономическую независимость от бывших советских республик.

Зато левобережная Украина, и в первую очередь Донбасс, исторически тяготели к северному соседу. Крупные предприятия больших городов, мощная промышленность требовали для своего существования поддержки миллионов связей со смежниками, поставщиками, сырьевыми базами во всех бывших советских республиках. История создания промосковської Донецко-криворожской республики почти одновременно с ЗУНР в Галичине ясно показывала, что эти регионы издавна стояли спиной друг к другу. В условиях коммунистического неволит мысли и деяния это противоречие было загнано вглубь, забрано из актива массового сознания обоих регионов. Возможность свободно выражать мнения внезапно показала, что их стремления драматическим образом не совпадают. Пресса по новой привычке в первую очередь освещать болезненные проблемы общества фактически растравливала эту проблему.

После того, как к началу 1993 года оказались первые последствия исторического поворота 1991 года, реалии оказались такими, что фактически страной правили, по остроумному определению прессы, "старые партбюрократи, новые финансовые группировки и племенные карпатские вожди". Это подкрепляло разделенность, дезинтегрованисть и политической жизни, и мира СМИ, и, соответственно, массовой мысли.

В обстановке идейной неопределенности, вызванной крахом коммунистической идеологии, плюрализмом мыслей, отсутствием единственной интегрирующей идеи для всех территорий и слоев населения часть прессы начала инстинктивно прислоняться к властным структурам, вторая сознательно от них отдаляться.

Однако обе оставались в крайне трудном экономическом положении: все пустели местные бюджеты, на которые рассчитывали первые, - и все более приходил в упадок рынок рекламы, на который упования свои вторые.

Стремительный количественный рост от 2263 названий газет в 1992 г. до свыше 6 тысяч в 1998 году, от около 70 ТРК до почти 850 в тех же годах и от менее сотни до 800 издательств не означало никакой мерой успеха : ведь суммарно аудитория печатных СМИ уменьшилась в 8-10 раз согласно тиражам изданий, а "электронная пресса" через нехватку кадров для создания собственного программного продукта и недостаток денег для приобретения оборудования и высококачественных лицензированных заграничных программ перебивались долговременными музыкальными "марафонами" и копиями низькопробних американских фильмов, которые за техническими параметрами вообще невозможно было выпускать в эфир. Местные студии ТВ фактически занялись перенесением репертуаров видеосалонов на массовую аудиторию.

Контент-анализ содержания микрофонных папок за 1992-1997 гг., проведенный в Луганске Н. Каркачовою, позволяет сделать несколько выводов относительно динамики тематического и организационного развития на областном государственном радиовещании. Да, превысило 80 процентов эфирного времени в последний исследуемый год освещения жизни лишь областного центра вместо 55 и меньше процентов в первые годы. До этого привело уменьшение корреспондентской сетки по области из-за недостатка средств на содержание местных городских, районных редакций радиовещания. Соответственно стали приходить в упадок темы сельского хозяйства, жанр радиоинформации, начали количественно разбухать интервью как сравнительно более простые в плане их организации. Количество критических выступлений радиожурналистов, и без того невысокое в начале, упали почти до нуля. Зато сильно выросло и без того достаточно большое эфирное время выступлений политических деятелей, депутатов, чиновников госаппарата.

Взрывообразный рост количества ячеек прессы крайне заострил проблему кадров. Те люди, которые, воспользовавшись данным по закону правом, учредили собственные издания или ТРК, в большинстве своей не имели ни специального образования, ни опыта творческой работы в редакциях или управления ими. Бывшие учителя, клубные работники, в лучшем случае журналисты низовых структур старой прессы храбро взяли на себя ответственность за собственные издания, студии - и быстро обанкротились, если не финансово, то профессионально.

Наихудшими оказались три их неумение:

- политическое: строить отношения с властью,

- профессиональное: делать качественный, конкурентоспособный продукт,

- научное: разобраться на теоретическом уровне в проблемах, какие жизни поставило перед СМИ, то есть неумение строить отношения с наукой.

Остальные ошибки выплывали из этого, углубляя кризисные явления.

Именно поэтому в ходе откровенных дискуссий в рамках программы "Тацис", которые длились для руководителей СМИ СНГ от декабря в 1994 г., их участники пришли к единственной мысли, что именно подготовка журналистов является одним из центральных моментов при преодолении наследства излишне централизованного государства - так называемых "человеческих ресурсов" или "human resources".

Самой первой причиной было то, что многие редакторы и неплохие, опытные журналисты оказались несостоятельными выстоять и победить в полностью новых условиях - в борьбе с кризисом и в конкурентном противостоянии. "Демократическая Украина" потеряла тираж от близко полмиллиона в середине 1980-х, когда она выходила как "Советская Украина", республиканское официальное издание Верховной Рады УССР, до 12 тысяч экземпляров.

"Литературная Украина" в течение перестройки была обладательницей дум национально-демократической оппозиции и сумела поднять на этой волне тираж до 200 тысяч. Через два года после возобновления независимости, за которую она так бесстрашно билась, осталась с 45 тысячами читателей, и процесс ее упадка длился. А среди заслуг этой газеты неотъемлемым является то, что именно она в числе очень немногих изданий в дни путча "ГКЧП" выступила против опасности коммунистического реванша и даже призывала к гражданскому неповиновению в случае победы "путчистов". Этот пример показывает, насколько безжалостными оказались те рыночные отношения, к которым призывали демократы, националы, все антикоммунисты бывшего советского планового общества.

Зато возникли и быстро завоевали рынок, особенно молодежный, эротичные издания, которых целомудренная история украинской прессы вообще не знала к этому. "Лель", "Лель-ревю", "Господин + госпожи" и подобные, во-первых, неспособные конкурировать в этом сегменте рынка с шикарными французскими и американскими изданиями, а во-вторых, не умеют скрывать за наукообразностью свои истинные цели, как это делает русский "СПИД-Инфо".

Позитивным в целом следует считать процесс создания в Украине нескольких десятков полностью конкурентоспособных газет, которые сумели преодолеть все препятствия и неурядицы, окрепли организационно, финансово и теперь оперируют на рынке массовой информации как действительные лидеры. Начала этому процессу дала газета "Посредник", а потом появились "Експрес-об 'ява" Киев, объем до 68 страниц щономера, "Экспресс-клуб" Луганска, до 48 страниц, тиража от 60 до 100 тис. екз., наивысший в области, "Событие" Днепродзержинск и другие. Сначала они существовали как сугубо рекламные издания, а потом, убедившись в собственных возможностях, начали отдавать часть газетной площади до четверти освещению общественно-политической жизни.

Украина пошла в 1995 году тяжелым и длинным путем формирования разветвленной системы подготовки высококвалифицированных кадров для СМИ. На поддержку Киевскому институту журналистики, Львовскому факультету журналистики выпустил первых специалистов в 1996 г. журфак в Днепропетровске. Были открыты новые кафедры и отделения в классических государственных университетах Харьков и Луганск, в 1995 г. и негосударственных высших учебных заведениях Симферополь, Донецк, в 1993 г. и тому подобное. Однако все дело находится только в самом начале, недостает професорсько-викладацьких кадров, кое-где слабой является материально-техническая база. На уровень издания научной и методической литературы на начало 1998 года с новыми трудами из истории, теории и методики СМИ выходят ученые Киева, Львова и Луганска.

Решения, заложенные в почву создания новых ячеек подготовки журналистов, дадут реальные результаты уже в следующем веке. А тем временем пресса страдает от засилия псевдожурналистов, которые, работая в редакциях и выходя на массовую аудиторию, часто даже не понимают того, чего именно они не понимают.

Это - одна из причин того, что и до сих пор высоким остается в Украине рейтинг русских телепрограмм "ОРТ", "РТР", "ТВ-6", "НТВ". Справа здесь не только в традиционной преданности аудитории московским "телезвездам" и издавна любимым передачам. Украинские программы, в том числе многих областных государственных телерадиокомпаний, в творческом плане часто неконкурентоспособные и за очень жидкими исключениями несут на себе печать второсортности, необязательности. Создание общих студий с европейским капиталом "1+1" и русским "Интер" продвинула дело, но не настолько, чтобы считать информационное пространство Украины надежно защищенным свободным выбором самих зрителей.

Как справедливо отмечает исследователь современной украинской прессы О. Чекмишев Киев, в настоящее время настоящая информационная опасность угрожает Украине не столько извне, сколько изнутри. Драматические истории с закрытием в 1996-1998 гг. телепрограмм "Окна", "Послесловие", "7 дней", газеты "Правда Украины" показывают, что силы сопротивления постепенному освобождению прессы то есть, в конечном итоге, демократизации общественной жизни и дальнейшему социальному прогрессу не складывают оружие.

Главная причина заключается в том, что обновлена украинская пресса, вступив в 1992-й год влиятельным фактором процесса демократизации общества, в следующие годы медленно начала терять позиции. Влиятельным политическим силам она стала мешать, а следовательно, за шекспировским высказыванием, "мавр сделал свое дело - мавр может идти". Как известно, 75 процентов газет в Украине контролируется представителями государственной исполнительной власти, а 80 процентов местной прессы - должностными лицами по подсчетам О. Чекмишева.

При таких условиях очень трудно вести себя в социальном процессе как равноправный его субъект.

Этому "помогает" и небезупречная в правовом и этичном отношениях деятельность отдельных журналистов, редакций, многочисленные случаи злоупотребления свободой слова с их стороны через непонимание сущное этого понятия, неумения им оперировать или через собственную злую волю. В результате этих ошибок они еще больше попадают в зависимость к властным или финансовым структурам и возвращаются к положению инструмента, "винтика" в чужих руках.

Наибольшее продвижение, в сравнении с идейным, организационным и финансово-материальным направлениями, проявилось в мире СМИ в законотворческом процессе.

Ненарушенная целина, что оставили в этой сфере коммунисты, определялась тем, что ни одного закона не было принято в СССР относительно прессы. Всем руководили постановления и решения партии, принятые или самостоятельно, или совместно с правительством, в случае, если разрешались проблемы финансово-материального обеспечения СМИ. Наименьшее отверстие, пробитое в этой нерушимой стене, - горбачевский закон о средствах массовой информации - в считанные месяцы развалил не только мир компартийной прессы, но и все старое общество.

Украинскому парламенту, правительству, а впоследствии президенту пришлось начинать дело фактически из нуля, причем в обстановке уже существующего кризиса, которая быстро развивалась в сторону углубления.

В настоящее время, осматривая сделанное совместными усилиями в этой сфере, можно констатировать, что по состоянию на конец 1997 года уже сложилось целое правовое пространство с развитой системой, которая включала у себя, :

- конституционные положения, в частности статье 15, 34, 54, 85 и другие;

- 15 законов с многочисленными дополнениями и поправками, и среди них главные: "О печатных средствах массовой информации пресса", "О телевидении и радиовещании", "Об информации", "О Национальном совете Украины по вопросам телевидения и радиовещания", "О системе общественного телевидения в Украине", "Об издательском деле", "О рекламе", "Об авторском праве и смежных правах", "О государственной поддержке средств массовой информации и социальной защите журналистов" и тому подобное;

- указов президента, таких, как "О Государственной программе развития национального книгоиздания и прессы на период до 2000 года" в 1995 г.;

- постановлений Верховной Рады - например, "О создании телерадиоорганизации Общественного вещания Украины" в 1997 г.;

- постановлений Кабинета министров, таких, как "О государственной регистрации печатных средств массовой информации, информационных агентств и размерах регистрационных собраний" в 1997 г. или "О тарифах на распространение периодических изданий" в 1996 г. и др.;

- подзаконных актов Министерства информации, Министерства труда и тому подобное;

- решений Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания, Антимонопольного комитета, Государственной налоговой администрации, постановлений пленумов Верховного суда, разъяснения Высшего арбитражного суда и тому подобное.

Вместе с тем определились и новые проблемы в процессе развивке информационного права в Украине.

Первая из них предопределена незавершенностью процесса законотворення. Все еще остаются определенные зоны, которые требуют правовой регуляции. Например, закон установил ответственность за непредоставление журналистам информации должностными лицами - но меру этой ответственности не определил. Часть положений юридических актов носит скорее характер рекомендаций или пожеланий, чем сурового и справедливого закона.

Вторая определена несовершенством механизмов ввода законов. Во-первых, часть из них носит скорее характер пожелания, чем правовой нормы, не предусматривает санкций за нарушение.

Во-вторых, закон не установил в ряде случаев механизма ввода этих норм в жизнь. Яркий пример - промедление с уже принятым Верховной Радой законом "О государственной поддержке средств массовой информации и социальной защите журналистов", какой почти год не применяется в юридической практике из-за того, что для этого не хватают политическая воля, финансы, корпоративная солидарность самих журналистов.

Третьей проблемой является то, что влиятельными факторами остаются юридическое невежество работников СМИ, правовой нигилизм, досадные традиции пренебрежения законами, "телефонное право" и другие негативные и асоциальные явления, недопустимые но и неизбежании во время построения правового демократического общества.

Именно эти явления влекут многочисленные конфликты и скандалы в мире СМИ и вокруг него.

Следовательно, в конце века и тысячелетия современники могут с разными чувствами определить: независимая Украина возобновлена, украинская пресса стала на путь цивилизованного развития. Теперь дело заключается в том, чтобы провозглашенное воплотилось в реалии жизни и в его адекватном отображении в СМИ.




Похожие статьи:

Популярные записи